Самая нудная персональная страница в Интернете
Долой оформление. Только сок мозга

Артем Каждый

 
 

Играем в Суриковском в волейбол. И каждый раз прохожу мимо этой двери.
Так ни разу и не заглянул. Потому что: ну а загляну, и что? Во-первых, прямо написано, что нельзя. Во-вторых, не останется же этой увлекательной тайны.
 
У Герберта Уэллса есть рассказ "Зеленая дверь". Герой ходил каждый день мимо зеленой двери в стене с постоянным ощущением, что пропускает важное. Наконец, решился и вошел. Там ждали его замечательные люди и всякие райские кущи, должные быть, как он всегда думал, его настоящей жизнью, которая до сих пор проходила мимо. И вот он нашел. Потом он как-то оттуда выпал - не помню. И все время впоследствии искал эту зеленую дверь, чтобы вернуться в чудесный мир. И однажды его нашли убившимся в какой-то яме - за зеленой дверью.
Так что никогда не знаешь, пройдешь ли по первому пункту (рай) или по второму (провал). Но если не пройдешь, то всегда останется вероятность. Но, если не пройдешь, - то и не узнаешь.
В общем, я пока в свою дверь не входил. И не войду, видимо.
 
Аналогично:
В "17 мгновеньях весны" есть сцена, когда Центр устраивает Штирлицу свидание с женой. (Вообще, странно, конечно: здоровый симпатичный мужик, 17 лет без женщины – и как СД ничего не заподозрило нехорошего?..). И вот они сидят с женой за разными столиками, смотрят друг на друга. По замыслу Лиозновой - это сильная сцена. Видимо, тантрический секс в советской форме. Но самый сильный ее финал. Время выходит, связной говорит жене, что пора идти, она подходит к выходу, вдруг на мгновение останавливается и... и я никогда не помню, обернулась она или нет. А это – самое главное.
Если все-таки обернулось, значит, человеческое победило. Чувства возобладали над долгом. Если нет – значит, она тоже солдат партии, она превозмогла чувства. И в том, и в ином случае это классическая античная трагедия – конфликт чувства и долга.
И я никогда не помню, как это конфликт решает Лиознова. Что самое удивительное: уже много раз, пересматривая фильм, специально смотрю эту сцену (чем все кончится?), делаю вывод (ага, вот, значит, как!) и… опять забываю. Дежурное белое пятно. На зеленой двери.
Очень важно не знать, не помнить, чем заканчивается эпизод с женой Штирлица.
 
Аналогично:
У Маяковского есть поэма «Облако в штанах». Это очевидный синтаксический омоним: либо «Облако, одетое в штаны», либо, игриво - «В штанах - облако». И вот меня с давних пор гнетет вопрос: была ли это управляемая омонимия? То есть Маяковский это нарочно? Или нечаянно и имел в виду, на самом деле, какой-то один смысл?
(Как, например, незадачливые создатели названия газеты «Округа». Это слово, в зависимости от ударения, имеет разные значения, о чем они долго не подозревали. На их счастье, оба значения подходят для этой газеты).
И ведь, теоретически, можно полезть в литературу и выяснить, что там имел в виду Маяковский. Задумал ли он омонимию специально, или лопухнулся. Но не надо. Не надо.
Однако свою зеленую дверь я хотя бы сфотографировал. И написал про нее. Это уже немало. И даже, наверное, достаточно.
 
Артем Каждый
27.05.2011
 
© Kazhdy.ru
Можно отсюда брать все
Только, пожалуйста, делайте живую ссылку