Самая нудная персональная страница в Интернете
Долой оформление. Только сок мозга

Андрей Мирошниченко

Блог Андрея Мирошниченко на SLON.RU

Добрая редакция портала "Слон" выделила автору много пикселей для авторских колонок.

Google и презумпция непиратства


 
Перед тем как человек скопирует себя в Сеть, ему надо переместить туда же все наличное человеческое знание. Именно в таком контексте можно рассматривать проект Google Books по оцифровке всех книг.
Задача благородная и грандиозная. В прошлом году, кстати, Google определил, что оригинальных печатных книг в мире насчитывается 129 864 880 штук. (Это по состоянию на 5 августа 2010 года – сейчас уже больше.)
Итак, 130 млн книг. Можно сказать, что обладатель сего в оцифрованном виде соберет все печатное знание человечества. Однако эти же 130 млн цифровых «томов» – неплохой актив, не правда ли? Даже если просто сопровождать сотни миллионов страниц показом рекламы. Но кому принадлежит этот актив?
Проект Google, пожалуй, лучший материал для обсуждения проблемы интеллектуальной собственности. А если шире – для обсуждения нарастающего конфликта между экономикой вещей и экономикой контента.
Нефть в недрах принадлежит народу. А та же нефть, но уже добытая, – нефтяной компании. И хотя вопросы к такому превращению могут быть, но в целом старая экономика одобряет эту метаморфозу. И вот вопрос: та огромная работа по учету и оцифровке книг, которую проводит Google, дает ему право ими распоряжаться?
С другой стороны, может быть, потенциальные выгоды Google от проекта – это нормальная плата человечества за услугу по оцифровке всех книг? Работа-то немалая. И никто не спорит, что полезная. А в исторической перспективе – даже неизбежная.
С третьей стороны, у авторов или правообладателей могут быть обоснованные претензии к тому, кто без спросу сканирует и выкладывает в доступ их произведения. И неважно, рассчитывает ли сам автор на продажу книги или нет. Он может противиться альтернативному открытому доступу просто из вредности. Ведь это его собственность, а значит – его право.
В 2005-м году издатели и авторские ассоциации подали иск к Google. В 2008-м году Google заключил с ними мировое соглашение. Одна из основных идей: если автор или правообладатель не хочет, чтобы Google свободно сканировал и распространял конкретную книгу, надо написать специальную претензию, в которой заявить о своем праве на книгу и запретить или разрешить Google какой-либо способ использования (например, демопоказ). Google взял на себя обязательства создать реестр и выплачивать правообладателям, вошедшим в него, вознаграждение от продажи книг (если правообладатель разрешил) или демонстрации рекламы (если правообладатель не запретил).
Соглашение было одобрено истцами, но не обошлось без протестов. 6500 писателей отказались его подписывать, а знаменитая Урсула ле Гуин назвала мировое соглашение «сделкой с дьяволом». Тем не менее, многие авторы воспользовались предложенным механизмом, чтобы заявить Google о своих правах и определить формат использования текстов. Многие, видимо, не заявили. И то верно: с какой стати нужно писать в какую-то компанию заявление о том, что эта собственность принадлежит мне? Хотят использовать текст – пусть находят хозяина, приходят и спрашивают разрешение.
Это похоже на заявительный механизм правообладания и даже своего рода презумпцию непиратства для Google: если хозяин книги промолчал или не нашелся – то можно использовать. Нечто подобное наблюдается в нашей пенсионной политике (да и просто в политике): если ты «молчун», то государство считает, что ты согласен с его решениями.
И все же, учитывая всемирный замах проекта, немыслимо спросить каждого. Поэтому «революционное соглашение» казалось приемлемым компромиссом, и в его рамках уже была проделана огромная работа. Расходы Google по этому соглашению должны были составить $125 млн.
Заявить о праве собственности и выставить Google ограничения автор может в любое время. Но для того чтобы получать платежи за книги в рамках этого соглашения, надо было подать претензию до 31 марта 2011 года. И вот, буквально за полторы недели до истечения срока, нью-йоркский судья Дэнни Чин отклонил мировое соглашение.
Судья признал пользу затеи, но посчитал, что проект может зайти «слишком далеко». Соглашение, по мнению судьи, «дало бы Google существенное преимущество над конкурентами, вознаграждая за массовое копирование защищенных копирайтом работ без разрешения». Были приведены и антимопольные аргументы, предполагающие, что Google может создать себе полный контроль на «рынке поиска» по текстам книг.
Вместе с тем – и это самое интересное – судья оговорил возможность другого механизма. Вместо того, чтобы предлагать авторам инициативно отказываться («opt out») от участия в соглашении, было бы лучше предоставить им выбор вступать («opt in») в проект, авторский реестр и прочие правоотношения с Google. Таким образом, идея использования книг «по умолчанию» была отвергнута.
Представители Google уже заявили, что механизм «opt in» нежизнеспособен. В самом деле, реализовать проект такого масштаба, приглашая всех правообладателей войти в реестр, невозможно. Можно только создать цифровую библиотеку всех согласившихся. И она будет явно меньше печатного наследия человечества. Какая красивая дилемма.
Конечно, остаются книги, которые из-за давности лет уже находятся в общественной собственности. Их огромное количество – работы хватит на годы. Но ясно также, что основной массив актуальных научных знаний, публицистических и литературных произведений содержится в книгах, изданных в последние десятилетия, и «накрывается» сроком частного правообладания.
Свою статью об этом судебном решении The Wall Street Journal завершает репликой одного из экспертов: «Google, возможно, потратил уже сотни миллионов долларов на сканирование книг, и все это не было узаконено».
Вероятно, в рамках традиционных представлений о собственности проблема неразрешима. Всемирный проект, чрезвычайно важный в гуманитарном плане (даже с учетом возможной коммерческой выгоды Google), натолкнулся на авторское право.
Это конфликт эпох. Открытая архитектора Сети неизбежно делает контент всеобщим. Так что в цифровом мире все же придется изобрести какие-то другие механизмы вознаграждения для авторов, не предполагающие запрета на свободное распространение текста. А уж коммерческие права издателей на цифровой материал вообще могут оказаться анахронизмом – в чем добавленная стоимость старых издателей в интернете? Платить им, по сути, за то, что интернет отбирает у них продажи физических тиражей? Пока что к этому принуждают старые законы, защищающие собственность. Но соблюдение этих законов в интернете становится невозможным чисто технически. Традиционная продажа контента (в виде сбора предоплаты за чтение) все менее осуществима – и чем дальше, тем менее.
Многие ценности, приобретающие свойство общественного блага, – прежде всего, контент и коннект – рано или поздно станут бесплатными для пользователя. Как при этом оплачивать труд автора и доставку? Благодарственная оплата читателями, общественное или коммерческое спонсорство заинтересованных структур, продажа рекламы или сопутствующих сервисов… Возможно, общественно-значимый контент будет субсидироваться какими-то общественными же формами квазиналогов. Так, уже в соглашении Google с издателями было предусмотрено, что библиотеки и университеты могут покупать подписку на полный доступ к книгам (включая те, что закрыты копирайтом) и предоставлять читателям этот доступ бесплатно. Потребительская кооперация нового типа.
Но мало придумать экономические механизмы – придется еще перестраивать правовую систему. Право, регулирующее отношения материального мира, не очень-то подходит для виртуальной среды. Кроме того, прочтение книги – более высокая ценность, чем ее продажа. Новое общество, скорее всего, будет заботиться о прочтении, а не о продажах.
 
Андрей Мирошниченко
28.03.11
Оригинал на портале Slon.ru
 
 
 
 
 
© Kazhdy.ru
Можно отсюда брать все
Только, пожалуйста, делайте живую ссылку