Самая нудная персональная страница в Интернете
Долой оформление. Только сок мозга

Андрей Мирошниченко

Блог Андрея Мирошниченко на SLON.RU

Добрая редакция портала "Слон" выделила автору много пикселей для авторских колонок.

Эксперты и травма кризиса


 
Кризис одарил экспертов такими яркими ощущениями, что переживания прошлого совсем заслонили будущее 
 
Незабываемые впечатления
По роду деятельности мне приходится часто бывать на разных форумах. Наблюдаю, как многие ораторы до сих пор на полном серьезе доказывают происхождение мирового кризиса от американских ипотечных бумаг. Или вот еще: на одной конференции сразу несколько спикеров показывали на графиках, как другие страны-де снижали учетную ставку, а наш ЦБ – ай-ай-ай! – поднимал. И ничего, что пример относится к началу кризиса и уже скоро год, как ЦБ тоже снижает ставки. Но это до сих пор любимый пример отдельных аналитиков.
В редакцию «Банковского обозрения» иногда приходят экспертные статьи, объясняющие поведение цен, ставок, рынков и еще чего-нибудь в 2009 году. Хотя поведение чего-либо в 2009 году уже давно утрамбовано несколькими слоями последующих событий. Кризис, время спрессовано. События 2009 года можно анализировать примерно так же, как обстоятельства Великой депрессии. Практическая ценность для настоящего – такая же.
Это эмоциональная травма кризиса. Эксперты до сих пор переживают яркие события прошлого и радуются собственной способности выстроить объяснения, хотя объяснения тех событий сегодня уже ничего не объясняют.
Вчерашний кризис ярче, выпуклей сегодняшней обычности. Поэтому он отвлекает, утягивает назад. Неизбежно нарастает дефицит будущего. Возможно, кстати, это одна из причин, по которой столь нашумел давешний доклад «Инсора».
 
Каким был было устройство мира в прошлом году
Функция эксперта – не только манипулировать знаниями, но и вырабатывать повестку. Чем люди в твоей отрасли будут руководствоваться сегодня и завтра? Тем, что ипотечные бумаги спровоцировали кризис?
Экспертную оценку обычно поставляют собственно эксперты, а также практики, ученые, лоббисты, чиновники, ну и еще кто-нибудь.
Парадоксально, но практики выступают самыми плохими экспертами. Они слишком стараются выглядеть учено и с энтузиазмом первооткрывателя объясняют устройство мира по состоянию на прошлый год. В результате выхолащивают из своих суждений самое ценное, чем обладают, – биение жизни.
Казалось бы, экспертами, формирующими повестку, могли бы быть лоббисты. Ведь чутье повестки создает им стоимость. Наверное, лоббисты продают повестку в кулуарах. Но публично они стараются выглядеть учеными мужами, мощно опираясь на свое понимание экономической науки. И в результате выдают нечто любительски-академическое, имеющее мало отношения к реальной повестке.
Титульные эксперты очень часто тоже увлечены ученой галиматьей и соревнуются не в практичности, а в академичности оценок. Соответствие какой-нибудь школе для них становится важнее соответствия повестке. Видимо, статус ученого им кажется более престижным. Ну, а сами ученые, в принципе, не могут формировать никакую повестку, кроме научной.
Как ни странно, единственным вменяемым поставщиком повестки оказываются чиновники. По крайней мере, специализированные, вроде руководителей департаментов ЦБ.
Остальные эксперты истово сочиняют историю мировой экономики.
 
Органчик будущего
Вспомнилось, как в пору популярности организационно-деятельностных игр я с удивлением наблюдал, насколько хорошо чиновники переключаются в проектный режим. Они не могут распредметиться, как специалист-предметник, который достаточно легко объективирует свои знания. Но при этом специалист с трудом переводит знания в задачи. А вот чиновник, сидя всю игру с выпученными глазами, в конце вдруг легко включается в постановку задач. Парадокс?
Видимо, дело в том, что у чиновника программа – одна из форм отчета. А отчет для чиновника – главный продукт. Да и вообще – культура повестки у них в крови. Например, распределение задач по пунктам. Поэтому формальная конкретика будущего дается им легко, на уровне пустой, но логичной матрицы.
Я не оцениваю качество оценок и решений. Сейчас речь идет о легкости перевода прошлого в будущее. А ведь упаковка прошлого для будущего – и есть формальная суть экспертизы.
Вот поэтому те чиновники, которые обладает еще и содержанием, становятся хорошими экспертами. В пику экспертам титульным, которые все смакуют и смакуют переживания прошлого.
Мораль? А никакой. Или, пожалуй, так: наилучший бульон для формирования экспертной повестки дает смешение предметных знаний и задачных навыков. Экспертам есть чему поучиться у чиновников. Потому что любой чиновник в базовой комплектации – слепой эмулятор будущего. А в навороченной – зрячий.
И еще мораль: если организаторы конференций не хотят производить снотворное, для спикеров надо ввести запрет на разъяснение коварной природы американских ипотечных бумаг. Требовать рассказать про будущее.
 
22.03.10
 
 
 
 
 
 
© Kazhdy.ru
Можно отсюда брать все
Только, пожалуйста, делайте живую ссылку