Самая нудная персональная страница в Интернете
Долой оформление. Только сок мозга

Андрей Мирошниченко

Блог Андрея Мирошниченко на SLON.RU

Добрая редакция портала "Слон" выделила автору много пикселей для авторских колонок.

Список «Форбс» как предмет национальной гордости


 
Состояния богачей на самом деле меньше – ровно на ту долю, которая находится в фактическом управлении бюрократов
 
Война с олигархами
В начале нулевых новая российская власть боролась со своей колыбелью – с «семибанкирщиной». Если в 90-е народ не любил богачей просто по русской традиции, то в новом веке этой нелюбви была придана политическая окраска. Получил распространение термин, политизирующий и демонизирующий богатство, – «олигархи». Ключевые олигархи – Березовский, Гусинский, Ходорковский – специальными мерами были нейтрализованы. Появилась идея «равноудаленности», в которой ударным смыслом была «удаленность», а фальшивым – «равно».
Свой первый срок любой правитель всегда тратит на то, чтобы доказать первенство среди своих – среди равных. Ведь он сам только что выделился из их среды. И они еще думают, что он им ровня. Если не ниже. За что и поплатился Ходорковский.  
А второй срок властитель тратит на обоснование собственной равновеликости мировым лидерам, потому что свои уже ходят по струнке или даже строем. На втором этапе свои, усмиренные, уже не так интересны. Они передаются на попечение нукерам.
В этой логике, кстати, непонятно, что делать в третий срок. Могут начаться чудачества. Но это так, отвлечение.
Первая половина нулевых была посвящена войне с олигархами. Однако после победы над олигархами появилась потребность в общественной легализации крупных капиталов. Само возникновение этой потребности любопытно.  
 
Оправдание олигархов
Если к концу 90-х власть служила олигархам, то в середине нулевых, наоборот, оставшиеся олигархи прислуживали власти. Ну, или чиновникам.  
После обретения контроля над капиталами, утолив по пути жажду мести, власть объективно была вынуждена оберегать крупный капитал, потому что он составляет ее теневую базу – не только финансовую, но и социальную. А в последнее время – еще и интеллектуальную.
Одно дело – подчинить крупный капитал, другое – уничтожить. Уничтожать, в общем-то, не нужно. Даже наоборот, раз он теперь подконтрольный, надо о нем заботиться.
В середине нулевых в новостях стали появляться нормальные, лишенные классовой ненависти сюжеты об олигархах. (Ведь еще надо было создать контрастный фон для истории с Ходорковским.) Первым «разрешенным» олигархом в эту новую пору, пожалуй, стал Потанин.
Затем появились новые оттенки общественного одобрения. После того, как в храм российской миллионерии – в Куршевель – ворвались святотатцы и арестовали Прохорова, массовое сознание стало смаковать образ «гулящего» олигарха. И в этом не было порицания. Вечеринка олигарха с финальным визитом полицейских тоже послужила общему делу – преодолению социального расслоения между богатыми и бедными. Ведь за границей шумно гуляют многие российские туристы, независимо от уровня их доходов.
Но Михаил Прохоров успешно переработал, видимо, нежелательный для него оттенок нахлынувшей известности и теперь полноправно входит в славную когорту «полезных» олигархов. Разрабатывает новый отечественный автомобиль, занимается инвестициями и все такое.  
В конце нулевых компрадорство крупного капитала выглядит так: крупный бизнес конструктивно сотрудничает с властью. Конечно, отдельные его представители все еще норовят при случае стибрить нашу народную ручку, но в то же время они управляют важными народнохозяйственными объектами и поэтому получают от народа всемерную помощь.
 
Предубеждение, но и гордость
Однако больше всего для легализации образа богача сделал русский список «Форбс». Российская часть рейтинга миллиардеров приучила общественное мнение к тому, что в России появились богачи мирового уровня. То есть наши богачи теперь оправданы мировой практикой.  
Мало того, что в России есть официально признанные по мировым меркам миллиардеры (ай да мы!), так российская сборная еще и занимала второе место после США. В чем еще мы занимаем второе место после США? Ядерные ракеты и миллиардеры. Это – признаки великой державы. Почти двуполярный мир с лестной для нас полярностью.  
Правда, в этом году Россия уступила второе место китайцам. Так что достижения падают не только в спорте. Но зато количество миллиардеров, в отличие от количества олимпийских медалей, в России выросло, причем в два раза.
Так или иначе, русские в списке «Форбс» – это теперь предмет национальной гордости. Их успехи в этом списке обсуждаются примерно с теми же интонациями, что и успехи сборной на Олимпиаде: сколько медалей, какое место, как мы смотримся в сравнении с другими странами. Компенсация за Ванкувер.
Российский народ признал своих миллиардеров и гордится ими. Это не значит, что он их любит, вовсе нет. Если спросить акцентировано, то большинство сограждан признает богачей ворами, распишется в ненависти к ним, обвинив их в своих бедах и горестях. Но это нормальная наша национальная черта: от чего страдаем, тем и гордимся. У Шукшина это тонко подмечено в рассказе про то, как деревенский мужик, будучи опоен и обокраден в дороге, потом всем попутчикам рассказывал о своем случае горестно, но с явной гордостью.
 
Изъяны методики «Форбс»
И все же список «Форбс» для России приспособлен плохо. Достаточно легко посчитать богачей именитых, но невозможно – безымянных.  
Тучные нулевые, в отличие от 90-х, были годами роста большого количества безымянных состояний. Образовался класс «странных» богачей, которые в силу занимаемого служебного положения могут направить значительную часть чужих состояний на свои политические или личные нужды. Фактически, именно они распоряжаются состояниями, в том числе занесенными в список «Форбс»
Наши поименованные олигархи – это классические «бароны-грабители», скупившее или подобравшие общественное имущество по дешевке и заставившие его работать. Они так или иначе заякорены на почву основными активами – производственными или добывающими. Это – не увезешь. Поэтому, кстати, классические российские олигархи вынужденно являются почвенниками.
А вот новые безымянные олигархи не имеют активов в виде громоздких основных фондов. Их актив – должностная рента. Он легко и даже обязательно конвертируется и вывозится, потому что этот актив надо набрать быстрее, пока при должности. Такой актив юридически ущербен, и это – большая проблема для российской бюрократии. А также – основная причина коррупционной возгонки.
И этот актив невозможно высветить методами форбсовского рейтинга, потому что он частью уже вывезен и размазан, а частью еще зашит в активы поименованных официальных миллиардеров. Стало быть и активы миллиардеров из списка «Форбс» на самом деле явно меньше – ровно на ту долю, которая находится в фактическом управлении должностных рантье.
Природа российской экономики – рента, а природа российской политики – вторичная рента. Именитые богачи получают ренту с России, а безымянные богачи – с именитых. Выстроилась трехуровневая пирамида, в которой крупный капитал является основой верхушки, то есть власти. «Форбсу» посчитать эти коллизии аршином общим не под силу. У России собственная стать.  
Кстати, это тоже предмет гордости.
 
12.03.10
 
 
 
 
 
 
© Kazhdy.ru
Можно отсюда брать все
Только, пожалуйста, делайте живую ссылку