Самая нудная персональная страница в Интернете
Долой оформление. Только сок мозга

Андрей Мирошниченко

КОММУНИКАЦИИ И ДЕЛОВОЕ ОБЩЕНИЕ В ИННОВАЦИОННОЙ СФЕРЕ

Учебное пособие для студентов и слушателей, изучающих специальности "Менеджмент" и "Управление инновациями". Под названием "Бизнес-коммуникации. Мастерство делового общения. Практическое руководство" эта книга вышла в издательстве "Книжный мир" в мае 2008.

ГЛАВА 3. ОСНОВНЫЕ УРОВНИ ЯЗЫКА И СТРУКТУРА РЕЧИ


 
Здесь опубликованы выдержки из главы. Книга Андрея Мирошниченко "Бизнес-коммуникации. Мастерство делового общения. Практическое руководство" издана в мае 2008 года и ее можно купить в магазинах или в Интернет-магазинах, а также в самом Издательстве "Книжный мир".
Традиционная лингвистика состоит из разделов, каждый из которых изучает тот или иной уровень языка. Разделы лингвистики описывают язык с разных сторон, т. е. имеют свой объект изучения.
Фонетика описывает звуковой состав языка и звуковые механизмы речепорождения.
Графика знакомит с составом русского алфавита, соотношением между звуками и буквами. В курсе среднего школьного образования графика изучается обычно вместе с фонетикой.
Лексика и фразеология изучают словарный состав языка, а также фразеологический состав языка (то есть набор устойчивых словосочетаний).
Орфоэпия определяет нормы современного русского литературного произношения. Акцентология описывает нормы правильной постановки ударения.
Орфография определяет правила употребления буквенных знаков в письменной передаче речи.
Словообразование исследует морфологический состав слов (этот подраздел называют морфемикой) и основные типы их образования.
Морфология изучает основные лексико-грамматические разряды слов (части речи).
Синтаксис – это учение о формировании словосочетании и предложении и связях между словами.
Пунктуация – это совокупность правил расстановки знаков препинания.
И, наконец, стилистика – это наука о стилях и адекватности употребления речи.
Фонетика (от греческого phone – звук) – раздел языкознания, изучающий звуковую сторону языка, то есть способы образования (артикуляцию) и акустические свойства звуков, их изменения в речевом потоке.
Звук – это минимальная, нечленимая единица звучащей речи. Буква – графический знак для обозначения звука на письме. Звуки произносятся и слышатся, буквы пишутся и воспринимаются зрением. Звуки есть в любом языке, независимо от того, имеет он письменность или нет. Звучащая речь первична по отношению к речи, записанной буквами.
В отличие от других языковых единиц (морфемы, слова, словосочетания, предложения), звук сам по себе не имеет значения. Функция звуков сводится к формированию и различению морфем – значимых частей слов, и самих слов.
В русском алфавите, как известно, 33 буквы.10 предназначены для обозначения гласных звуков и называются гласными. 21 буква предназначена для обозначения согласных звуков и называется согласной. Твердый и мягкий знак не относят ни к гласным, ни к согласным и называют графическими знаками.
Все образованные люди знают, что между звуками и передающими их буквами есть различие. Мы часто сталкиваемся с ситуацией, что слово пишется не так, как слышится. Для точной записи звучащего слова используется фонетическая транскрипция – буквенные знаки, взятые в квадратные скобки. Например: [висна]. В отличие от орфографического письма знак транскрипции всегда соответствует одному звуку. В фонетических транскрипциях русского языка применяются знаки русского алфавита, кроме букв я, ю, е, ё, й, щ; в фонетической записи есть также некоторые дополнительные знаки.
Представление о фонетической записи могут понадобиться для того, чтобы изучать орфоэпию – науку о правильном произношении. Орфоэпия (от греческих слов: orthos – прямой, правильный и epos – речь) – это совокупность правил, устанавливающих единообразное и правильное произношение.
Если человек правильно произносит звуки русского литературного языка, то это чаще всего незаметно. Зато человека, неграмотно произносящего русские слова, видно сразу. Чаще всего эта неграмотность связана с каким-либо диалектным произношением, то есть произношением, присущим какой-либо местности. Как уже сказано в предыдущей главе, территориальные диалекты входят в русский национальный язык, но остаются за бортом русского литературного языка, языка образованной части народа. Соответственно, человек, особенно бизнесмен, грешащий диалектным произношением, обозначает себя как не очень хорошо образованный член общества. Кроме того, неправильное произношение (как и орфографические ошибки) отвлекает внимание на внешнюю сторону речи и поэтому является помехой при языковом общении. В общем, неправильное произношение дискредитирует человека гораздо сильнее, чем отсутствие диплома об образовании.[1]
Основными источниками отклонений от литературного произношения являются:
1) письменность;
2) городское просторечие;
3) влияние местных диалектов или близкородственных языков.
Отклонения от литературного произношения под влиянием письма объясняются тем, что буквенная передача слов не всегда соответствует звуковой. Под влиянием написания появилось, например, произношение слова чу[ф]ство вместо прежде правильного чу[с]тво, помо[щ]ник вместо помо[ш]ник.
В словах конечно, что некоторые люди произносят более отчетливое ч. То есть они стремятся произносить тот звук, который записан буквой ч. В этом и проявляется влияние письма на произношение.
Тогда как звук шн изначально был присущ старомосковской традиции и считался литературной нормой еще в середине XX века (Толковый словарь под ред. проф. Д.Н. Ушакова). Многие слова произносились с –шн-, например: булошная, беспроволошный, бутылошный, взятошник, войлошный, молошник, буднишный, бруснишный, бруснишник, беспорядошный и т.д. Сейчас так говорит разве что самое старшее поколение коренных москвичей. По современным нормам такое произношение является устаревшим, в ряде случаев – просторечным. Под влиянием правописания произношение –шн- постепенно стало вытесняться произношением –чн-.
В нынешнем литературном произношении –шн- обязательно в немногих словах. В современном языке –шн- произносится в следующих случаях: конешно, скушно, яишница, пустяшный, скворешник, прачешная, перешница, а также в женских отчествах на –ична: Савишна, Ильинишна, Фоминишна.
В ряде слов произношение –шн- допускается наряду с –чн-: булошная и булочная, сливошное и сливочное, яшневая и ячневая, молошный и молочный, пшенишный и пшеничный, лавошник и лавочник.
В словах нового происхождения, особенно в словах, появившихся в советскую эпоху, произносится только –чн-: многостаночный, поточный метод, съемочный.
Другой пример, влияния орфографии на произношение связан с возвратной частицей –ся (–сь), в глаголах. По старой московской норме такие глаголы произносились с твердым -c: улыбалас. В настоящее время господствующим стало произношение мягкого –сь: смеюсь, зажглась. Лишь на театральной сцене культивируется архаичное для общего литературного языка твердое произношение звука с у возвратных глаголов: слеза катилас.
Однако –ся все еще произносится преимущественно твердо: смеялса. Хотя и тут все отчетливее проявляется тенденция к смягчению.
И, наконец, очевидное влияние письменная речь оказывает на произношение в тех случаях, когда человек впервые встретил слово в письменном тексте, а до этого никогда не слышал, как оно произносится. А поскольку навык письменной речи в наше время приобретается с раннего детства, то дети впервые встречают многие слова именно в письменном тексте, а не в устной речи, как это было сто лет назад. Именно этим и обуславливается все возрастающее влияние написания на произношение.
Другим мощным источником отклонения от норм литературного произношения традиционно являются местные говоры. Многие люди с детства погружены в среду территориальных диалектов и потому перенимают местное произношение.
Важнейшие языковые черты, которые определили русское литературное произношение, сложились еще в первой половине XVII века в разговорном языке Москвы - в так называемом старомосковском просторечии. Установившиеся в Москве нормы передавались в другие места России, так как Москва была политическим и культурным центром страны. Так сложилось исторически. Поэтому фонетические черты московского наречия легли в основу орфоэпических норм. Если бы столицей русского государства стала не Москва, а, допустим, Новгород или Владимир, то литературной нормой было бы «оканье» (т.е. мы бы сейчас произносили в[о]да, а не в[а]да), а если бы столицей стала Рязань – «яканье» (т.е. мы говорили бы в [л'а]су, а не в [л'и]су).
Однако некоторые особенности коренного московского произношения (например, «акание») от литературной нормы отклонились[2]. Слишком сильное «акание» уже не воспринимается как норма литературного языка. Сегодня речь хорошего диктора центрального телевидения и речь даже образованного коренного жителя Подмосковья заметно различаются.
Возможно, расхождение литературной нормы и московского говора обусловлено тем, что долгое время политическим и культурным центром был также и Санкт-Петербург. В позднее советское время считалось, что ленинградское произношение более грамотное, более близкое к норме. И в самом деле, жители любого района России не заметят каких-либо особенностей в говоре коренного ленинградца, потому что его речь наиболее близка тому общенациональному образцу, который все россияне привыкли слышать из уст лучших дикторов телевидения.
Местные диалекты и говоры русского языка объединяются в наречия: северновеликорусское и южновеликорусское, между которыми узкой полосой с северо-запада на юго-восток (Псков - Калинин - Москва - Пенза - Саратов) тянутся средневеликорусские говоры, образующие переход между двумя наречиями.
Северновеликорусское наречие характеризуется тремя основными чертами, свойственными всем его говорам: «оканьем» (т.е. различием гласных а и о не только под ударением, но и в безударных слогах), наличием г взрывного и (твердого) в окончании 3-го лица настоящего времени глаголов.
Южновеликорусское наречие характеризуется «аканьем», наличием г фрикативного (больше похожего на х) и (мягкого) в 3-м лице глаголов. В некоторых южновеликорусским говорах «акание» проявляется в «якании», как, например, в рязанском говоре: [б`ада] [н`аси] [л`ат`ел].
При этом считается, что отличительной особенностью русского языка является его слабая диалектная раздробленность. Для сравнения: наречия китайского языка настолько сильно различаются, что большинство ученых считают их самостоятельными языками. В России же любой русский южанин поймет русского северянина без проблем, хотя каждому из них речь другого покажется забавной.
Поскольку русский язык распространялся по огромной территории из исторической Руси, то в остальных местах огромной страны – в Сибири, на Урале, на Кубани – сложились диалектные произношения, обусловленные наречием первопоселенцев (южновеликорусским или северновеликорусским), а также влиянием местных языков.
Как уже указано, слишком большие отклонения от произносительной нормы затрудняют понимание, отвлекают от смысла и понижают социальный статус говорящего. Речевой навык формируется в детстве, когда круг общения ребенка составляет семья и местный социум, поэтому большинство людей подвержены влиянию местных диалектов. Человек воспринимает нормы грамотности несколько позже, чем базовые речевые навыки. Поэтому в речи большинства людей изначально присутствуют элементы неграмотного произношения, чаще всего диалектно обусловленные.
Но это не беда – навык правильного произношения можно тренировать, как и любой другой речевой навык. Для этого нужно иметь желание и представление о правильном произношении.[3]
Помимо правил, устраняющих диалектные отклонения от произносительной нормы, орфоэпия содержит и правила, предписывающие выбирать правильную форму произношения слова.
К примеру, следует помнить, что в словах иноязычного происхождения, вошедших в литературный язык, звуки т и р смягчаются, если произносятся перед е: тема, тенор, претензия, теория, и мн. др. Особенно следует предостеречь от произношения твердых согласных перед е в таких словах, как техника, текст, картотека, Одесса, демон, музей, газета, пионер, бассейн, конкретный, берет, профессор, эффект. «Тэорема», «Одэсса» - это неграмотное произношение.[4]
Если же заимствования недостаточно освоены и сохраняют отчетливые признаки иноязычности, то в них зачастую сохраняется и твердые согласные перед е: де-юре, де-факто, коктейль, констебль. Твердые согласные также сохраняются в именах собственных и в терминах: Шопен, Флобер, Вольтер, интервью, модерн, ателье, модель, энергия, антитеза, стенд и т.п.
Особого замечания требует произношение звонкого согласного г. На месте буквы г в слове произносится взрывной звук г, который на конце слова чередуется с взрывным к: [могу] – [мок]. В литературном языке фрикативное (оглушенное, близкое к х) г употребляется в ограниченных условиях, с колебаниями:
а) всегда в междометиях ага, ого, гоп;
б) в некоторых словах, широко употребляющихся в церковном произношении: Господь, Бог, (Бога и т.д.).
Есть хорошая речевка, позволяющая запомнить слова, в которых допускается и даже рекомендуется оглушенное г: Бог, пирог, порог.
Важными орфоэпическими нормами являются правила произношения фамилий. К примеру, фамилии на –ко типа Шевченко, Сидоренко в литературном языке не склоняются, тогда как в разговорной речи иногда можно услышать о Шевченке. Также не склоняются женские фамилии, если совпадают с нарицательными существительными. Например: об Анне Сокол. А вот мужская такая фамилия склоняется: встретил Владимира Сокола. Похожее правило существует для иноязычных фамилий, заканчивающихся на –ин, -ов: мужские склоняются (о Дарвине), женские не склоняются (о Кларе Цеткин).
Важным фактором правильного произношения является правильное ударение. И если правильное произношение регламентируется орфоэпическими словарями, то правильное ударение – специальными акцентологическими словарями. Впрочем, правильное ударение указывается и в обычном орфографическом словаре.
Ударение – это произношение одного из слогов в слове (вернее, гласного в нем) с большей силой и длительностью. В русском языке ударение может стоять в разных частях слова (а во французском, к примеру, ударение всегда падает на последний слог). Кроме того русское ударение подвижно: в одном и том же слове ударение может падать на один слог в одной форме, но на другой слог – в другой. Иногда значение слова вообще зависит только от положения ударения. Например, нОги (мн. число, им. падеж) и ногИ (ед. число, род. падеж).
Ударение является ярчайшей характеристикой грамотной или безграмотной речи. Социальный и образовательный статус человека иногда можно определить только по ударению в слове звонит: если кто-то звОнит, то это безграмотный человек. А поскольку это слово имеет много производных и часто употребляется в речи делового человека, то по нему сразу можно вычислить образованность собеседника. Для образованного, грамотного собеседника неправильное ударение в слове звонит будет заметно так же, как вой пожарной сирены. Пустячная на первый взгляд ошибка может капитально подмочить деловую репутацию.
Следует раз и навсегда запомнить правильные варианты: звонИт, звонЯт, созвонИться, позвонИт, созвонИмся. Правило простое, его стоит запомнить: в словах, образованных от звонить, ударение ставится не на корень[5]. Звонить – всегда ударять не на корень! Корень - не ударять!
Аналогичный случай со словом заключИть, переключИть: заключИт договор, заключИм соглашение, секретарша переключИт на меня, нас отключАт, вас включАт в рейтинг – ударение всегда падает не на корень.
Стоит также прочно запомнить и некоторые другие слова, часто употребляемые в деловом обиходе. Например, каталОг правильно произносится с таким же ударением, что и монолОг, диалОг – легко запомнить.
Правильно: договОр, договОры.
Предпочтительнее говорить о деньгАх. Тогда как о дЕньгах - устаревающий вариант. Предпочтительно: с деньгАми; дЕньгами – устаревающий вариант. Впрочем, большой беды не будет, если использовать и устаревающий вариант; его обычно используют в артистической и филологической среде.
Орфоэпические нормы устанавливаются учеными – специалистами в области фонетики. На основании чего лингвисты решают, какой вариант следует отвергнуть, а какой одобрить? Лингвисты взвешивают все «за» и «против» для каждого из встречающихся вариантов, учитывают общие языковые тенденции. При этом распространенность (частотность) варианта не означает автоматического зачисления его в норму. Распространенными бывают и ошибки. Ученые руководствуются также соображениями консерватизма – язык должен быть достаточно устойчивым, чтобы обеспечивать связь поколений и преемственность литературного наследия.
Минимальной значимой частью языка считается морфема – составная часть слова. Приставка, корень, суффикс, окончание – это все морфемы. Они не обладают полным смыслом, но за каждой морфемой закреплено определенное значение, которое мы можем распознать. Например, корень –лес-, как легко догадаться, связан с лесом; слово, содержащее этот корень, будет тоже передавать какое-то значение, связанное с лесом. Суффикс –еньк- передает такое качество, как маленький, уменьшенный. Окончание –а в именительном падеже существительных указывает на женский род предмета. И так далее. Любая морфема имеет какое-либо смысловое и/или грамматическое значение, более-менее различимое нами, даже если эту морфему вырвать из слова. Изучением морфем (изучением состава слов) занимается морфемика.
Но минимальной полноценной единицей языка, имеющей самодостаточное значение, безусловно, является слово.
Словом называется единица языка, имеющая одно ударение и обладающая значением.
Для более точного определения слова обычно указывают на набор его характеристик:
- всякое слово имеет фонетическую или графическую оформленность, то есть произносится или может быть написано;
- форма и содержание слова неразрывно связаны: слово не может быть воспринято, если мы не услышим или не увидим его форму; набор звуков не является словом, если лишен значения;
- значение и звучание слова постоянны – никто не в состоянии самовольно их изменить;
- слова непроницаемы – внутрь слова нельзя вставить никакую другую языковую единицу (в отличие от словосочетаний).[6]
- слово имеет одно ударение[7], этим оно отличается от фразеологизма, который тоже передает одно значение, но может состоять из нескольких слов (кот наплакал, дым коромыслом)
Слова составляют словарный или лексический запас языка. Их изучением занимается лексикология.
Лексикология (от греческого lexikos – словесный, словарный) раздел науки о языке, изучающий лексику, то есть словарный запас языка.
 
<...Книга уже издана и ее можно купить в магазинах...>
 
Представление о многозначности слов исключительно важно с точки зрения адекватного их использования, которое, конечно, является важнейшим условием успешной коммуникации в управлении. Надо понимать, что конкретное значение большинства слов формируется только в контексте. К примеру, команда Тише! может означать «Внимание!», или «Тишина!», или «Молчать!», или «Говорите тише!», или «Делайте медленнее!». Какую из этих команд выполнять подчиненным? Хорошо, если догадаются по обстоятельствам ситуации. Скажем, на шумном собрании это призыв к тишине и вниманию. Но если употребить ее во время некоего совместного физического действия, то коллеги могут и не понять: действовать им медленнее или молча?
Помимо многозначности в языке есть явление омонимии. Омонимы - это слова, которые звучат одинаково, но имеют совершенно разные лексические значения. Например, ключ – это и родник, и металлический инструмент для открывания замков.
От многозначных слов омонимы отличаются тем, что значения омонимов не имеют никакой предметной связи между собой. Например, конкретные значения многозначного слова дом все-таки имеют между собой связь – здание, жилище, семья. А значения омонима ключ – родник и стержень – никакой связи между собой не имеют.[8]
Омонимы могут быть серьезной помехой для успешного общения. Например, словосочетание «новый завод» может быть понято совершенно по-разному: новое предприятие или заведенные часы. И если не помочь собеседнику, то может произойти коммуникативная неудача или конфуз. К примеру, специалисты подловили спортивного комментатора: На экране вы видите Блохина в красивой комбинации… Сегодня футболисты покинули поле без голов.
В языке встречаются также явления омофонии – когда слова или даже группы слов звучат одинаково, но означают разное: Лет до ста расти нам без старости. Омофонией развлекаются поэты, но в деловой речи она может быть помехой. Собеседник может не разобраться: шефствовать или шествовать? Старожил или сторожил? Известен случай неудачного перевода поэзии с казахского: Можно ли быть равнодушным ко злу? Что ж, козел вполне может быть равнодушным.
Схожее явление – омография. Это одинаковое написание слов, имеющих разные значения. Такие слова различаются только ударением, которое на письме обычно не указывается: крУжки и кружкИ, засыпАл и засЫпал, мукА и мУка, хлопОк и хлОпок, оргАн и Орган, парИть и пАрить. В русском языке больше тысячи пар омографов. В некоторых случаях они могут помешать точному ведению деловой документации, поэтому надо иметь представление о сути этого явления и своевременно распознавать его.
В то же время омонимы, омофоны и омографы дают возможность для игры слов, для каламбуров: Трамвай представлял собой поле брани. Дети – цветы жизни, но не давайте им слишком распускаться. Уместное использование каламбуров придаст выступлению или реплике красоту, покажет ум говорящего, следовательно, укрепит его репутацию как остроумного и образованного человека.
Синонимы (от греческого synonymos – одноименный) – это слова, различные по звучанию, но тождественные или близкие по значению: здесь - тут, жена – супруга, родина – отечество – отчизна.
Группы синонимов называют синонимическим рядом. Членами синонимического ряда могут быть также не только слова, но и фразеологические выражения: много – через край, без счета, тьма тьмущая, куры не клюют.
Иногда синонимы отличаются стилистической окраской: красный, алый, багряный – последний синоним звучит более возвышенно.
Известно также, что если говоришь о своей жене, то можно говорить жена, а если о чужой, то лучше – супруга. В официальных ситуациях также лучше употреблять слово супруга.
Последние примеры показывают, какую важную роль играют синонимы – они позволяют расцвечивать язык, находить наиболее точные смысловые или эмоциональные оттенки одних и тех же значений.
Антонимы (от греческого anty – против и onyma – имя) – это слова, различные по звучанию и имеющие прямо противоположное значение: правда - ложь, черный – белый, высоко – низко.
Антонимия в языке представлена меньше, чем синонимия. В антонимические отношения вступают слова, связанные с каким-то признаком, качеством, которое может иметь противоположные значения или состояния: много – мало, шумный – тихий, быстро – медленно.
Антонимия отражает наше восприятие действительности во всей ее противоречивости. Противоречия часто взаимообусловлены, поэтому и в нашем сознании контрастные слова связаны в пары. К примеру, на слово высокий у нас вполне может возникнуть ассоциация низкий. Наше сознание признает парность и связь противоположностей.
Антонимы могут быть крайними точками цепи градаций, например: богатый – состоятельный – неимущий – бедный – нищий.
Любопытный случай представляет собой внутрисловная антонимия, то есть антонимия разных значений одного многозначного слова. Например: он отходит может означать, что ему либо становится лучше, либо, наоборот, – что он умирает. Редактор просмотрел эти строки – редактор либо зевнул и пропустил, либо, наоборот, ознакомился. Оратор оговорился – либо оратор допустил ошибку, либо, наоборот, уточнил собственное высказывание специальной репликой.
Антонимы являются важным средством создания риторического приема антитезы (от греческого antithesis – противоположение): У сильного всегда бессильный виноват. От поражений – к победам. Явление антонимии используется также в оксюмороне (от греческого oxymoron – остроумно-глупое), риторическом приеме, совмещающем несовместимые значения для получения нового неожиданного и ярко окрашенного смысла: плохой хороший парень, ослепительно черное солнце. Антонимы также используются и в каламбурах: молодая была немолода.
Представление об антонимии вкупе с представлением о синонимии помогает использовать все богатства русского языка, сделать свою речь яркой, разнообразной, живой и интересной. Эти ее качества особенно важны в ситуации деловой и личной презентации. Поэтому освоение возможностей антонимии и синонимии может способствовать личному успеху в деловой коммуникации.
Паронимы (от греческого pará — «возле, мимо, вне» и греческого ónyma – «имя, название, слово»), слова, близкие по звучанию, но различающиеся по значению. Например: бремя - время, командировочный - командированный. Частичное совпадение внешней формы паронимов является случайным. Паронимы очень часто порождают ошибки в речи людей, которые путают значения паронимов, употребляя один пароним в значении другого. Например, командировочный - это документ, а командированный - это человек. И никогда иначе. Широчайшим бывает резонанс, а широченным – двор, но не наоборот.
Ошибки в употреблении паронимов обычно приходятся на малознакомые слова. Иногда эти ошибки приводят к полной бессмыслице, например: судебная процессия (вместо "процесс"); сказал обидчивое (вместо «обидное») слово; Акакий Акакиевич был очень пристрастен ("привязан") к своей службе.
М. Горький в своей статье "О пользе грамотности" приводит такие примеры смешения паронимов: «"Верней клади ступень ноги", — советует один поэт, не замечая некоторого несходства между ступней ноги и ступенью лестницы. Прозаик пишет: "Он щелкнул щиколоткой калитки" вместо "щеколдой"…».
 
 
<...Книга уже издана и ее можно купить в магазинах...>
 
 
Абзац – отрезок письменного текста от одной красной строки до другой, заключающий в себе обычно несколько предложений. Абзац – это дополнительное средство группировки суждений по смыслу. Членение текста на абзацы создает внешний, неграмматический алгоритм распознавания фрагментов смысла, смысловых и логических комплексов в письменной речи.
Каких-либо правил членения текста на абзацы не существует. Пишущий сам определяет уместность красной строки и размерность абзацев в соответствии со своим представлением о логике и даже со своим темпераментом.
Письменный текст без абзацев воспринимается труднее. Это нужно учитывать при составлении любых текстов. С другой стороны, разбивка текста на слишком мелкие абзацы (слишком частые красные строки) создает ощущение скачкообразной, спотыкающейся, рваной речи.
И, наконец, наиболее крупной лингвистической единицей, передающей содержание средствами языкового кода, является текст.
Лингвистические определения текста весьма разнообразны. Наиболее непротиворечивое и общее – текстом называют законченное развернутое суждение на определенную тему, выражающее определенную идею и зафиксированное каким-либо образом.
Для определения понятия «текст» существенны следующие его характеристики.
1) Текст обязательно предполагает нацеленность на коммуникацию. У текста есть автор и аудитория, даже если автор неизвестен, а аудитория не состоялась – текст приспособлен быть адресованным кому-то. У слова или предложения нет автора (слово принадлежит языку, а предложение – грамматический шаблон), у текста – автор есть обязательно.
2) Текст – это такое суждение, которое зафиксировано письменно или каким-то иным способом. Если мы имеем дело с текстом, это значит, что мы имеем дело с реализовавшимся, закончившимся речевым событием.
3) Текст всегда посвящен какой-то теме и выражает некую идею по этой теме, которую хочет донести до нас автор текста. Тема и идея составляют смысл текста. В отличие от простых языковых единиц, таких как морфема, слово, словосочетание, текст передает не значение, а смысл.
4) Состоявшийся текст имеет внутреннюю композицию, отражающую разворачивание смысла, например: введение в тему (зачин), постановка проблемы (разворачивание смысла), концовка (выводы).
5) Текст – продукт творчества, его нельзя выбрать из арсенала языка (как слово), его можно только сочинить. Поэтому текст всегда индивидуален – разные авторы сочинят по-разному. Два одинаковых текста невозможны, если это только не один и тот же текст.
По этим признакам текста можно сделать вывод, что не любое множество слов, фраз или предложений является текстом. Не является текстом список или перечень. Не является текстом совокупность надписей на заборе.
Звук, морфема, слово, словосочетание, предложение – это все единицы языка. Даже предложение – это некий лингвистический шаблон, по которому может быть осуществлено высказывание. Текст – это уже факт речи, а не языка. Он неповторим, привязан к ситуации коммуникации, он реализует индивидуальный замысел автора. Все единицы языка предназначены для того, чтобы реализоваться в тексте, чтобы дать автору текста материал для построения текста.
Любой менеджер или специалист-предметник творит текст, когда сообщает указание, разрабатывает инструкцию, пишет письмо или отчет. Все эти речевые фрагменты обладают признаками текста – наличие автора, внутренняя композиция, тема, идея, замысел, смысловая законченность, неповторимая оригинальность. Искусство создавать тексты устные и письменные доступно любому хоть немного образованному человеку.
Существует неисчислимое многообразие типов текстов. И тем не менее, есть определенный набор правил создания текстов для разных ситуаций. Эти правила связаны как с языкознанием (правописание, стилистика, использование лексических и фразеологических богатств языка), так и с нормами этикета, законами психологии и социологии, здравым смыслом, наконец.
О некоторых, необходимых в инновационном менеджменте правилах создания текстов речь пойдет в следующих главах. Одно из свойств текста – целесообразность, то есть предназначенность для определенной ситуации. Поэтому с точки зрения менеджмента интереснее рассматривать не общие правила создания текстов, которыми занимается филология, а правила создания конкретных текстов – деловых документов и писем, пресс-релизов, распоряжений, отчетов, презентационных выступлений, статей для интернет-сайтов, выступлений на рабочих собраниях и т.п. – все эти правила будут рассмотрены в соответствующих разделах.
 
Звук - все, что слышит ухо, что доходит до слуха (Даль). Упругие волны, распространяющиеся в газах, жидкостях и твердых телах и воспринимаемые ухом человека и животных. Человек слышит звук с частотами от 16 Гц до 20 кГц. Звук с частотами до 16 Гц называют инфразвуком, свыше 20 кГц - ультразвуком. В лингвистике звук – минимальная распознаваемая единица звучащей речи, служащая для передачи слов.
Буква – знак алфавитного письма, служащий для записи звука (реже - звукосочетания).
Орфоэпия (от греческих слов: orthos – прямой, правильный и epos – речь) – это совокупность правил, устанавливающих единообразное и правильное произношение.
Слово - единица языка, имеющая одно ударение и обладающая значением.
Лексика (от греческого lexikos – словесный, словарный) - словарный запас языка. Лексическая система любого языка представляет собой не просто множество слов, но систему взаимосвязанных и взаимообусловленных единиц.
Омонимы (от греческого homos - одинаковый и onyma - имя) - разные по значению, но одинаково звучащие и пишущиеся слова, например: рысь - бег и рысь - животное.
Омофоны - разные слова, одинаково звучащие, но различающиеся на письме, например, плод и плот.
Омографы - разные слова, совпадающие по написанию, например: мука - продукт и мука – мучение.
Синонимы (от греческого synonymos - одноименный) - слова, различные по звучанию, но тождественные или близкие по смыслу, а также синтаксические и грамматические конструкции, совпадающие по значению. Синонимы бывают полные (языкознание - языковедение) и частичные (дорога - путь). Синонимы могут составляют синонимические ряды: алый, красный, багровый, багряный, кумачевый, пунцовый, кровавый и т.п.
Антонимы - слова одной части речи с противоположным значением, например: правда - ложь, бедный – богатый.
Паронимы (от греческого pará — «возле, мимо, вне» и греческого ónyma – «имя, название, слово»), слова, близкие по звучанию, но различающиеся по значению. Например: бремя - время, командировочный - командированный.
Фразеологизм - устойчивое словосочетание, обладающее цельным лексическим значением, которое не выводится из отдельных компонентов этого словосочетания, например: собаку съесть - быть знатоком в каком-либо деле, иметь большой навык, опыт в чем-либо.
Предложение - минимальная единица речи, содержащая сообщение, обладающая смысловой и интонационной законченностью.
Текст - (от латинского textus - ткань, соединение) - последовательность предложений, слов, построенная согласно правилам данного языка и образующая сообщение, законченное развернутое суждение на определенную тему, выражающее определенную идею и зафиксированное каким-либо образом. Текстом не являются список или простой набор слов.
 
1. Какие вы знаете подразделы языкознания? Что они изучают?
2. Что такое звук и буква в русском языке, как они соотносятся?
3. Что такое слово? Что такое фразеологизм? Чем отличается фразеологизм от слова? Чем фразеологизм сходен со словом?
4. Что такое омонимия, синонимия, антонимия? Приведите примеры.
5. Что такое предложение и что такое текст? Каковы ключевые характеристики текста?


[1] Это свойство неправильного произношения точно и забавно отражено в анекдоте: «Девушка, вы москвичка? – Да, а шо?»
[2] Еще М.В. Ломоносов писал: “Великая Москва в языке столь нежна, что “а” произносить за “о” велит она”.
[3] Стоит отметить, что образцовое произношение достигается по большей части лишь людьми, пользующимися языком профессионально – актерами, дикторами. Они постоянно тренируют этот навык специальными упражнениями. Для прочих образованных людей достаточно говорить близко к норме. Хотя небольшие индивидуальные отклонения в произношении звуков языка, безусловно, в той или иной степени присущи большинству даже и образованных людей. Однако же именно речь дикторов и актеров является образцом и ориентиром для миллионов носителей языка.
[4] Любопытно происхождение этого нарушения. Как свидетельствует Л. Успенский, в начале 20 века неграмотные крестьяне говорили е вместо э: електричество, екипаж, екзамен. Мещане и городские обыватели, чтобы отличаться от крестьян и простолюдинов, наоборот, стали злоупотреблять э вместо е: пионэр, рэльсы, шинэль, библиотэка. Этот псевдоаристократизм получил потом большое распространение в некоторых кругах советской интеллигенции. Таким образом, э вместо е выдает потуги плохо образованного человека говорить якобы с аристократическим лоском. Но это тоже ошибка. На самом деле признаком образованности является не замена одного звука другим, а строгое разграничение случаев, когда надо употреблять е, а когда - э.
[5] Исключение составляет слово дозвАниваться, которое запоминать и не надо в силу его очевидности.
[6] Исключение – отрицательные местоимения: никто – ни у кого, ни с кем.
[7] Исключение – предлоги, союзы, междометия – они не имеют ударения, но являются словами.
[8] Слово ключ, кстати, может быть одновременно и омонимом, и многозначным словом. Значения «ключ-родник» и «ключ-инструмент, отпирающий замок» относятся к омониму ключ. А вот значения «ключ-инструмент, отпирающий замок» и «ключ-алгоритм, декодирующий шифровку» относятся к многозначному слову ключ. Угадайте, почему.
[9] Разговор Л.В. Щербы со студентами приводится по книге Л.Успенского, которому в начале XХ века самому посчастливилось быть студентом великого русского грамматика. (Л. Успенский. «Слово о словах». - М, 1957 г.)
[10] Эту способность предложения быть грамматическим шаблоном отразил также американский лингвист Ноэм Хомский во фразе Colourless green ideas sleep furiously, которую переводят на русский как Бесцветные зеленые идеи яростно спят. Это предложение не имеет смысла и даже невозможно как высказывание, но оно грамматически правильное. Однако «Глокая куздра» Щербы выглядит, конечно, изящнее.
 
 
 
 
 
Здесь опубликованы выдержки из главы. Книга Андрея Мирошниченко "Бизнес-коммуникации. Мастерство делового общения. Практическое руководство" издана в мае 2008 года и ее можно купить в магазинах или в Интернет-магазинах, а также в самом Издательстве "Книжный мир".
 
 
 
 
 
 
 
 
© Kazhdy.ru
Можно отсюда брать все
Только, пожалуйста, делайте живую ссылку